?

Log in

No account? Create an account

April 3rd, 2011

Какова была сила распространения такой церковной психологии? Конечно, нельзя думать, что это было единственным типом религиозного сознания, но вместе с тем несомненно, что все остальное пришлось бы выискивать и вылавливать, настолько подавляющ был этот тип. Особенно это ясно, если мы примем во внимание, что одновременно с таким пониманием церковной жизни и религиозных путей росло наше напряженное безбожие. Люди, о меткому замечанию Соловьева, веруя в то, что человек свод 3дШел от обезьяны, полагали душу свою за другим. Аля любви, для жертвенности, для подвига все чт я° найти вне Церковных стен. А внутри церкви плыло п ° иным' тем самым находилось в оппозиции, психолог?™3 Течения' Утеснялось и умалялось. Церковная в свою опиРалась на очень прочный быт, и быт этот все — от°ЧереАЬ питался ею. Традиция проникала во такой почвОЛИТВЫ АО кухни Из сказанного ясно, что на сил. Тут вс 6 ВРЯД Ш м°жно ожидать роста творческих Устоев к пп Направлено к консервированию, к охранению °бязательнкВТ°РеНИЮ ЧУВСТВ' с^13' жестов. Для творчества Ни в области Какие"то новые задачи, тут их не было — Жизни Блю МЫСЛИ' ни в области искусства, ни в области ли и охраняли крепко.

обычной керамической плитки для отделки

Но вот этот путь, ищущий настоящего религиозного отношения к людям, не хотящий ни гуманистического упрощения человеческих отношений, ни аскетического гнушения ими.

Прежде чем говорить о нем, надо понять, на чем базируется в своей мистической глубине та часть человеческой религиозной жизни, которая исчерпывается словами: Бог и моя душа.

Если мы ответственно и серьезно решим сделать евангельскую истину тем, на что должна равняться наша человеческая душа, то у нас не будет никаких сомнений, как мы должны поступать в каждом частном случае наших жизней: мы должны отвергнуться всего, что имеем, взять свой крест и идти за Ним.

Единственное, что нам Христос оставляет, — это путь, ведущий за Ним, и крест, который мы, подражая Его голгофскому крестоношению, несем на своих плечах.

Можно вообще утвердить, что Христос нас призывает подражать Ему. В этом исчерпывающее значение всей христианской нравственности. И как бы поразному ни понимался в различные века и у различных людей самый смысл этого подражания, к нему сводятся все аскетические учения христианства.

Пустынники подражают сорокадневному пребыванию Христа в пустын*. Постники постничают, потому что Он постничал. Молитвенники молятся по Его примеру, девственники соблюдают чистоту и т. п. «Подражание Христу» — не случайное заглавие книги Фомы Кемпийского, это общий завет христианской морали, как бы общее заглавие всей христианской аскетики.

Я не буду сейчас пытаться характеризовать различные направления этого подражания, а иногда, может быть, и уклонения от того, что в Евангелии определяет путь Сына Человеческого на земле. Этих различных толкований столько, сколько людей, а уклонения неизбежны, потому что человеческая душа больна грехом и смертной немощью.

Важно другое. Важно, что во всех этих разнообразных путях Самим Христом узаконено это одинокое стояние человеческой души перед Богом, это отвержение всего остального, то есть всего мира: отца и матери, по точному выражению Евангелия, не только близких живых, но и близких непогребенных покойников — всего, одним словом. Голая, одинокая, от всего освобожденная душа видит только образ Христов перед собою, по Его примеру подымает крест на плечи и за Ним идет, чтобы принять свою безрассветную гефсиманскую ночь, свою страшную Голгофу и через нее пронести веру в воскресение, в незакатную пасхальную радость. Тут как будто действительно все исчерпано словами: Бог и моя душа. Все же остальное — это то, от чего Он призвал меня отречься, значит, ничего остального и нету, Бог и моя душа — и ничто.

Нет, не совсем ничто. Не с пустыми руками стоит человеческая душа перед Богом. Полнота такова: Бог и моя душа — и крест, поднятый ею. Есть еще крест.

Значение и смысл креста неисчерпаемы. Крест Христов — вечное дерево жизни, непобедимая сила, соединение неба с землей, орудие позорной казни. Но что такое крест в путях подражания Христу, чем наши кресты должны походить на единый крест Сына Человеческого? Ведь даже и на Голгофе стоял не он один, а было три креста — крест Богочеловека и кресты двух разбойников. Не есть ли эти два последних креста как бы символы всех человеческих крестов, и от нас зависит, какой из них мы выбираем? Крестный путь наш во всех случаях неизбежен, только мы можем выбирать и вольно идти путем разбойникахулителя — и погибнуть или путем призывающего Христа — и быть с Ним ныне же в раю. В какомто отрезке времени разбойник, избравший гибель, имел общую судьбу с Сыном Человеческим. Так же был осужден и пригвожден к кресту, так же терпел крестные муки. Но это не значит, что его крест был подражанием Христову кресту, что его путь вел его по стопам Христовым.



balteau

Profile

vetrom_zaneslo
s23sdg3q3y6ad

Latest Month

April 2011
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com